Священная Митрополия

Навпакта и Святого Власия

Номер протокола: 11                                                          Навпактос, 18 января 2016 г.

 

 

Святейшему и Священному Синоду

Элладской Церкви

Иоан. Геннадиу, 14

115 21 Афины

 

ΝΑΥΠΑΚΤΟΥ ΙΕΡΟΘΕΟςБлаженнейший Председатель,

На заседании  Священного Синода в январе месяце нам были даны тексты, подготовленные и готовящиеся для предстоящего Святого и Великого Собора, который будет созван, если «не будет каких-либо препятствий» тому непредвиденные обстоятельства, в день Святой Пятидесятницы в этом году.

Среди них тексты, рассмотренные на Пятом Предсоборном Всеправославном Совещании, состоявшимся в Женеве с 10 по 17 октября прошлого года (2015 г.), во время нашего Синодального периода.

Речь идет о текстах – решениях: 1. «Автономия и порядок ее провозглашения» 2. «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром» 3. «Миссия Православной Церкви в современном мире» 4. «Важность поста и его соблюдение сегодня».

В Вашем сопроводительном письме, Ваше Блаженство, подписанном митрополитом Швейцарским Иеремией, секретарем по подготовке Святого и Великого Собора, датированном 05.11.2015 г., указано: «Для утверждения решений рукой представителей наших, в приложении направляются отредактированные тексты для информации, безусловно, и принятия со стороны Церкви нашей изъявления соответствующих мнений и принятия решений».

Следовательно, помимо утверждения решений представителями Церкви нашей и информирования Церкви, эти тексты были направлены на обдумывание и принятие соответствующих решений Церковью нашей,

_________________________________________________________________________

Афанасиади-Нова, 1, 30300 Навпактос. Телефон 2634022980, факс: 2634027665,

Электронный адрес: imnab@otenet.grimnav@otenet.gr

 

а именно Преосвященнейшими митрополитами Иерархии Элладской Церкви. Поэтому понятно, что тексты – решения будут представлены на обсуждение членам нашей Иерархии, поскольку Церковь примет решение об их признании и проголосует за них единственным предоставленным ей голосом на заседаниях  Святого и Великого Собора Православной Церкви.

В отношении двух из вышеупомянутых вопросов, а именно «Автономия и порядок ее провозглашения» и «Важность поста и его соблюдение сегодня», нет каких-либо серьезных проблем. Тем не менее, у меня имеются серьезные замечания в отношении богословских, экклезиологических и антропологических вопросов в двух других подготовленных текстах.

Здесь я ограничусь лишь некоторыми вопросами, и намерен более тщательно проанализировать данные вопросы в подходящее время. В частности:

1. В тексте – решении «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром» речь идет о самосознании и единстве «Единой, Святой Соборной и Апостольской Церкви» (статья 1), причем «единство, которым обладает Церковь по своей онтологической природе, не может быть нарушено» (статья 6). Однако, одновременно говорится о «богословском диалоге с различными христианскими Церквами и Конфессиями» и участии Православной Церкви в Экуменическом движении, «веря, что путем диалога она (Православная Церковь) несет активное свидетельство о полноте Христовой истины и о своих духовных сокровищах тем, кто находится вне ее, преследуя объективную цель — подготовить путь к единству» (статья 6).

Возникают вопросы: Вышеупомянутая фраза «путь к единству» означает, что те, кто находится вне ее (Православной Церкви) возвратятся к единству? Тогда почему в другом месте написано, что двусторонние богословские диалоги Православной Церкви, равно как и ее участие в Экуменическом движении, «имеют целью поиск утраченного единства христиан на основе веры и предания древней Церкви Семи Вселенских Соборов» (статья 5)? То есть единство для Православной Церкви является фактом или объектом поиска, потому что утрачено?

Это связано и с вопросом отношений Православной Церкви с другими христианскими конфессиями. Наряду с тем, что «Православная Церковь, будучи Единой, Святой Соборной и Апостольской Церковью, в глубоком церковном самосознании твердо верит, что занимает главное место в процессе движения к единству христиан в современном мире» (статья 1), заявляется, что «Православная Церковь признает историческое существование других не находящихся в общении с ней христианских церквей и конфессий...» (статья 6) и верит в скорейшее, более объективное уяснение ими всей экклезиологической тематики, особенно в области учения о таинствах, благодати, священстве и апостольском преемстве» (статья 6).

Это означает, что Православная Церковь признает все другие Христианские Церкви и Конфессии, и в этой перспективе определяются отношения Православной Церкви с другими Церквами, в соответствии с правилом 7  II Вселенского Собора и Каноном 95 Пято-Шестого Вселенского собора (статья 20).

Спрашивается: Почему фраза из заголовка «с остальным христианским миром»  привела к фразе «существование других христианских церквей и конфессий»? Разве существуют иные Христианские Церкви, за исключением Единой,  Святой, Соборной и Апостольской Церкви? Кроме того, с напоминанием конкретных канонов Вселенских Соборов подразумевается «крещальное богословие» как основа единства Православной Церкви и других «Церквей и Конфессий»? Разве после Пято-Шестого Вселенского собора римо-католиками не были приняты и другие догматы и другие вероисповедальные традиции? Может, косвенно отменяется решение Патриархов 1756 года, на основании которого мы принимаем в Православную Церковь инославных через крещение? И тот, кто будет по-прежнему верить в учение Святых Отцов, нарушит единство Церкви и будет «подлежать осуждению» (статья 22)?

во избежание путаницы и двусмысленности. В то время как заголовок совершенно ясный: «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром», в содержании есть некоторые неясности, будто бы «признаются» и другие Церкви, кроме Единой Православной Церкви, и будто бы предпринимаются попытки восстановления утраченного единства. Возможно, путаница  была вызвана включением двух вопросов для обсуждения на Святом и Великом Соборе в один текст. И все же содержание должно быть объединено.

 

2. В тексте «Миссия Православной Церкви в современном мире» представлено в целом православное учение об обеспечении мирасправедливостисвободыбратства и любви между народами и ликвидации расовой и иной дискриминации. Конечно, Святой и Великий Собор должен принять такое решение, поскольку мы живем в мире разделенном, раздробленном, нетерпимом к инославным, и окружающей среде, которая постоянно загрязняется, нанося вред человеку и творению Божиему.

Однако замечу, что все это поставлено на ошибочную антропологическую основу. Вместо того, чтобы в тексте говорилось о достоинстве человека, речь идет о «достоинстве человеческой личности» (Заголовок и Глава А, статья 4), «святости человеческой личности» (Глава А, статья 3), «высокой ценности человеческой личности» (Глава А, статья 5) и в других местах.

Конечно, в начале отмечено, что в понятии «личность» сосредоточено содержание сотворения человека «по образу и подобию Божию» (глава А, статья 1), но далее речь идет о том, что «святость человеческой личности», проистекающая из сотворения человека по образу Божию и его миссии в исполнении Божественного замысла о человеке и мире, «было источником вдохновения для отцов Церкви» (глава А, статья 3).

Отцы, однако, постоянно настаивают на подчеркивании понятия «человек», в то время как понятие «личности» было приписано Богу. Мне неизвестны святоотеческие тексты, в которых говорится о «святости» и «достоинстве человеческой личности», что является творением русской богословской науки, как, несомненно, признано Лосским, и в действительности является точкой зрения метапатристического богословия.

Понятие «достоинства и святости человеческой личности» в тексте связано с ложными представлениями о соотношении «человеческой личности» и «общением Божественных Лиц». Пишется: «Человеческая личность не только, как конкретный носитель образа личного Бога, но и как член сообщества личностей, в единстве человеческого рода по благодати отражающих жизнь и общение Божественных Лиц в Святой Троице, увенчана даром свободы» (Глава Б, статья 1).

В этой статье речь идет об «общении божественных Лиц», в то время как правильным является единство и взаимопроникновение божественных Лиц. В Триединстве Бога есть общение природы, но не общение Лиц, так как лицам, ипостасям, присуща  несообщаемость. Кроме того, проблематична и фраза о том, что «человеческая личность» является «конкретным носителем образа личного Бога» и «членом сообщества личностей, в единстве человеческого рода по благодати отражающих жизнь и общение Божественных Лиц в Святой Троице (Глава Б, статья 1). Кроме того, проблематична и фраза о том, что «личность связана со свободой и уникальностью, выражающими отношения и общение» (глава Б, статья 1), и что свобода является «онтологическим элементом личности» (глава Б, статья 3). Если бы это было действительно так, то в Боге каждое лицо имело бы собственную свободу и, следовательно, распалось бы единство Святой Троицы. Если в тексте «человеческая личность» соотносится с «Божественными Лицами», то свобода личности является ложной точкой зрения. Помимо этого, свобода воли является желанием природы, а не личности.

По этому вопросу я выступал с докладом в октябре прошлого года перед Иерархами, показав проблематичность понятия «личность» по отношению к человеку, и никаких возражений со стороны Иерархов по этому вопросу не было.

Полагаю, что из этого важного текста должны быть удалены эти фразы, и вместо слова «личность» должно быть написано слово «человек». Нет лучшего выражения, являющегося и библейским и святоотеческим, которые воспринимают и западные богословы и христиане других Конфессий, не свыкшиеся с понятием личности по отношению к человеку.

Ваше Блаженство,

С уважением представляю эти немногие, но основные мои замечания,  которые, на мой взгляд, являются важными. Если будут оставлены эти фразы, выражающие современное богословское направление некоторых новейших богословов, которое отличается от Православного святоотеческого учения, то тексты, которые поступят от Святого и Великого Собора, создадут различные богословские проблемы, поскольку, кроме всего прочего, будут поддерживать богословие, чуждое традиции Церкви, будут поддерживать так называемое метапатристическое богословие, и станет очевидным, что именно это являлось целью составителей этих текстов.

Наконец, я считаю, что в тексте «Отношения Православной Церкви с остальным христианским миром» должно быть разъяснено, что Православная Церковь, являющаяся Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церковью, ведет богословские диалоги с христианским миром, чтобы возвратить и находящиеся «вне ее» христианские общины, в это единство. Также в тексте «Миссия Православной Церкви в современном мире» фраза «достоинство и святость человеческой личности» должна быть замещена библейской фразой «достоинство человека», а также должно быть удалено все написанное в отношении общения лиц, «по благодати отражающих жизнь и общение Божественных Лиц в Святой Троице», и все связанное со свободой личности.

Написав вышеизложенное, остаюсь

 

Наименьшим братом во Христе

(Подпись)

Иерофей

Митрополит Навпактский и Святого Власия 

перевод выполнен интернет-содружеством Православный Апологет 2016г.

Share This